Олег Гуцуляк: О дугинско-путинском блефе “Россия как транзитный коридор”

… Где ветер изнемог в протяжном стоне,
Как Прометей, прикованный к скале, –
Там Рериха пылающие кони
Проходят рысью в синей полумгле.
Эдуардас Межелайтис

В границах атлантистской геоэкономики предполагается наличие трёх зон: Американской, Европейской и Тихоокеанской. Последняя именно и вызывает у атлантистов наибольшую обеспокоенность: «…После исчезновения СССР американцам стало ясно, что одна из континентальных держав Евразии, в комбинации ее демографической массы и промышленного потенциала, может помешать осуществлению проекта «Глобальной Америки», и эта держава — Китай. Головокружительный промышленный и финансовый взлет Китая по отношению к США напоминает ситуацию с Германией, которая в своем развитии в предверии первой мировой войны догнала англосаксонские талассократии, находясь на пороге того, чтобы их превзойти. И это была самая важная причина первой Мировой войны. Логика американских стратегов выглядит следующим образом: если Китай с помощью своей экономической мощи и геополитической независимости превратится в важнейшую мировую державу, придерживающейся к тому же еще и своей конфуцианской модели, которая прочно ограждает Китай от западной демократии, то это будет означать конец проекту «Глобальной Америки». В этом случае американцы должны отказаться от своего знаменитого принципа «судьбоносного предопределения» («Manifest Destiny») Америки 1845 года, и отказаться также и от идеологии американского мессианства «отцов-основателей». Войны против терроризма и за права человека служат лишь поводами, которые должны окутать туманом действительную цель новой евразийской войны: Китай как цель этой войны, а Россия как условие победы в этой войне…»

[Шопрад Э. Россия – важнейшее препятствие на пути к Глобальной Америке / Пер. с фр. // http://pro-vozvestnik.livejournal.com/80653.html].

Советник по геополитическим вопросам командования спецопераций США, глава проекта «Глобальное управление» вашингтонского фонда «Новая Америка», влиятельный политолог Параг Ханна в своей книге «Второй мир», говоря о наличии «трех империй» (Евросоюз, США, Китай), которые борются за мировое господство, конкурирующих за сокращающиеся ресурсы планеты, в отношении России не считает её супердержавой, но, безусловно, признаёт одним из самых сильных государств на одном уровне с Японией и Индией. «Супердержава,– считает П. Ханна, – имеет всемирный охват, всемирное влияние и глобальные амбиции. Статус супердержавы означает, что она влияет на принятие решений одновременно и по всему миру». П. Ханна относит Россию к странам «второго мира», цель которых состоит лишь в улучшение взаимовыгодных отношений с «тремя империями». Он  видит Россию как приз, но ни как главного игрока и, разделяя мнение ряда западных политологов, утверждает, что Россия будет либо подчинена, либо интегрирована [«Трёхполярный мир»? // http://granews.info/content/tryohpolyarnyy-mir].

Аналогично З. Бжезинский в своей новой книге «Стратегическое прозрение» (2012) указывает, что для Запада Новая Стратегия должна заключаться в том, чтобы суметь интегрировать Россию и Турцию в международную систему Запада. Турция уже столетие ориентируется на Запад и его политическую систему и культуру, и по мнению З. Бжезинского, Турция должна и далее углублять это взаимодействие с Западом, в том числе вступление в Евросоюз. Но решающим для будущего международного статуса Запада и для его укрепления будет вовлечение России в расширенное сообщество западных стран. Такого рода союз, который базировался бы на универсальной системе политической культуры и ценностях, и простирался бы от Ванкувера до Владивостока, обладал бы значительным политическим весом в мире. К тому же, по его мнению, в России уже сейчас постепенно кристаллизуется гражданское общество западного типа. По мнению З. Бжезинского, эта тенденция демократизации России будет продолжаться и усиливаться, и вовлечение России в систему Запада можно будет осуществить в несколько ступеней и в нескольких вариантах [Ritz H. Warum der Western Russland braucht: Die erstaunliche Wandlung des Zbigniew Brzezinski // http://www.blaetter.de/archiv/jahrgaenge/2012/juli/warum-der-westen-russland-braucht].

Да и сам президент России В. Путин на саммите Азиатско-Тихоокеанского Экономического Сотрудничества (АТЭС; Владивосток, сентябрь 2012 г.) озвучил стратегической целью превращение России в  «сухопутный мост» (land bridge) между странами так называемого Тихоокеанского кольца (Pacific Rim) и Европой, т.е. в транзитный коридор для доставки грузов из Юго-Восточной Азии в Европу и обратно [Болдырев Ю. С иглы нефтегазовой – на транзитную? // http://gidepark.ru/user/17729/content/1498372].

И не важно, что в логистическо-экономической перспективе идея о России как транзитного коридора является блефом, иллюзией, «маниловскими фантазмами», в конце концов – невыполнимой задачей, что убедительно доказал директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев [Иноземцев В. Транзитной страны из России не выйдет // http://www.vedomosti.ru/newsline/news/6598051/tranzita_ne_vyjdet].

В действительности этим концептом «транзитного коридора» российские потенциальные возможности блокируются, канализируются в совсем противоположные направления, газофакельная Россия превращается в «Прометея прикованного», на этот раз не столько к весьма реальному Кавказу, сколько ко всей опьяняющей и наркотизирующей шири воображаемого пространства – «Евразии». И вряд ли найдется Геракл, который её освободит (в то время как “прикованную” у берега моря к все тому же ЕвразЕСу и Таможенному Союзу Украину-Андромеду, как всегда, спасет явившийся с трансцендентными дарами Персей). Просто потому, что Россия окажется не милосердным Прометеем, несущим спасительный свет человечеству («газ по трубам»), а лукавым Светоносцем-Люцифером, возомнившим себя невесть чем и за это прикованным к решетке над адским пламенем, раздуваемым низшими демонами.

А. Дугин вместе со всем Генштабом РФ «слепы» относительно подлинного намерения атлантизма заставить Россию увязнуть в собственных бедах (“дураках и дорогах”). Не видеть настоящее состояние вещей их заставляет увлечение т.н. «французско-бельгийскими проектами» о важности России в глобальном мире (начиная от инвазии Наполеона и заканчивая сотрудничеством с де Голлем в его противостоянии НАТО) и мифом о том, что «Европа больше зависит от России (жаждут газа и нефти), чем Россия от них».

Первым искусителем являлся Жан-Франсуа Тириар (1922-1992), бельгийский национал-большевик, авантюрист, примкнувший к группе «Друзья Великогерманского рейха» («Les Amis du grand Reich Allemand») — организации, объединявшей бывших ультралевых активистов, поддерживавших коллаборационизм и за это был включен бельгийским эмигрантским правительством в список людей, подлежащих ликвидации, а после окончания второй мировой войны осужден к тюремному заключению. Затем в 60-х гг. ХХ в. становится активистом ряда подпольных организаций и создает паневропейское движение «Молодая Европа», планируя развернуть партизанскую войну в Европе против баз НАТО.  Рассматривая США как «империю зла», стремящуюся полностью уничтожить «identitaire europeen» («европейскую идентичность»), в отношении СССР у него имелось несколько другое мнение —Ж.-Ф. Тириар рассматривал русских как один из великих европейских народов, который порабощён не столько идеологией (коммунизмом), сколько политическим классом «партноменклатура КПСС». Согласно Ж.-Ф.Тириару, США переняли английские антиконтинентальные и антиевропейские традиции. С другой стороны, хочет того или нет, СССР является европейской державой. Соответственно на Дальнем Востоке геополитические границы Европы совпадают с границами России: Владивосток — это такой же европейский город, как Дублин или Рейкьявик. В истории Европы СССР унаследовал судьбу Германии. Следовательно, главным условием «европейского освобождения» является объединение Европы с СССР, создание единого Евразийского государства «от Исландии до Тихого океана», организованного по образцу якобинской республики — по его мнению, «империя» должна быть светским, унитарным государством ценрализованного типа, опирающемся на гражданскую нацию («Евро-советская империя от Владивостока до Дублина», 1984).

Для своей теории Ж.-Ф. Тириар приводил аналогию в истории: подобно тому, как Изократ призвал греков подчиниться македонцам ради общей борьбы с персами. При этом Ж.-Ф. Тириар пришел к радикальному выводу о том, что для Европы лучше выбрать советский социализм, чем англосаксонский капитализм, а существование бесклассового общества может быть гарантировано лишь «сверхмощью Государства». Социально-экономической основой «Евро-советской империи», по Тириару, должна стать разработанная Рене Дастье концепция коммунотаризма, базирующаяся на примате политики над экономикой, и предполагающая поддержку свободного производительного предпринимательства и подавление финансового капитала. В программной работе «Сверхчеловеческий коммунизм» Тириар подчеркивает, что для создания единой  антимондиалистской идеологии «необходимо осуществить синтез немарксистского коммунизма с нерасистским национал-социализмом». Накануне своей смерти, в 1992 г., Тириар приехал в Москву и общался с представителями российской патриотической оппозиции.

Итальянский геополитик Тиберио Грациани убаюкивает самомнение рууских тем, что Россия «располагает всем необходимым для исполнения исторической роли краеугольного камня всей мировой системы», и одним из важнейших элементов он называет её расположение в сердцевине Евразии.

Последним «пускателем пыли в глаза» русским является Эмерик Шопрад (Aymeric Chauprade). Он учился в университетах Швейцарии и Сорбонна в Париже, обладает научной степенью доктора политологии, работал доцентом в Военной Академии при Генеральном Штабе в Париже в период 1999-2009 гг., является автором нескольких фундаментальных трудов по геополитике (ниже), сотрудничает со множеством журналов и газет в качестве автора статей, автор интернет-проекта «Realpolitik» (http://www.realpolitik.tv).

В «теории многополярного мира»  Александр  Дугин предлагает квадриполярную (четырёхполюсную) модель, добавляя Евразийскую четвертую зону, якобы игнорируемую в атлантистском раскладе [Дугин А. Теория многополярного Мира (тезисы к Международной Конференции «Геополитика многополярного мира» 7 октября 2011. Социологический факультетт МГУ) // http://www.socir.ru/content/dugin-ag-k-teorii-mnogopolyarnogo-mira]. Но Евразийская четвёртая зона не столько игнорируется, сколько рассматривается объектом приложения усилий трёх вышеупомянутых (или двух – евроатлантистской и американо-тихоокеанской). Естественно, не стоит последнее рисовать исключительно в чёрных тонах, как это делает  Л. Савин: Евразии предназначено «… органично вписаться в систему мирового капитализма и занять там «достойную нишу», став кладбищем ядерных отходов и поставляя технологическим лидерам необходимые материальные и людские ресурсы» [Савин Л. Автаркия больших пространств адекватна для проекта Евразийского Союза // http://www.evrazia.org/article.php?id=1976]. Импер-шовинисты и евразийцы стыдливо замалчивают великую и ужасную конспирологическую тайну СССР, присутствующую там, где никто её не хочет отыскать – в скучных советских узко тематизированных научных трактатах по истории международного признания СССР в 1920-х гг., а именно: СССР создан при поддержке США, выжил в гражданскую – благодаря США, выстроил внешнюю экономику только благодаря США, и во вторую мировую войну спасён от разгрома США. Иными словами, СССР есть испытательный полигон США: «… тут самые радикальные постулаты американизма возникали раньше, чем в консервативных Штатах и проходили проверку на прочность. Толерантность и глобализация: я полагаю, если отбросить актуальные лозунги, в этом должен ощущать нечто родное любой советский человечек, – по крайней мере, каждый, кто в 1970-х был уже достаточно сознателен, чтобы всматриваться в плакаты и прочие картинки (радостные: негритёнок + китайчонок + блондинчик) и чтобы читать советскую футуро-утопиаду (да хоть Ефремов, что ли): ровно заасфальтированная планета-космодром, мировое правительство интеллектуалов, разноцветные люди-земляне по национальности, говорящие на эсперанто или на чём там ещё. Ничего странного, что и экономика СССР – это уродливый брат-близнец экономики США» [Серебренитский К. Великая и ужасная конспирологическая тайна СССР // http://falangeoriental.blogspot.com/2012/08/blog-post_989.html].

Более верно определяет ситуацию один из идеологов сохранения ашкеназийской идентичности Александр Волынский (Израиль): «…Россия – это интегральная часть глобальной капиталистической системы, со всеми ее достоинствами и ужасами. Всякие воинственные и шовинистические позы московской силовой элиты, всякие «русские идеи», вские дугинские «евразийства» – это просто попытка прикрыть очевидное цивилизационное поражение. Геополитический реванш не может прикрыть идеологическую российскую пустыню лютого цинизма, покрытую сорняками сталинизма, православного и исламского фундаментализма, демшизоидного либерализма и экзотическими чудо-юдами вроде генонизма, даосизма, каббалы и всяких нью-эйджей. Совершенно очевидно, что противостояние Америки и Китая носит абсолютно цивилизационный характер. Недавно прошла активная кампания по дискредитации китайских методов воспитания детей в американских семьях. Китай наводняется западными агентами влияния, но не политического, а культурного и ценностного. Большевики проиграли в тот момент, когда заменили перманентную революцию геополитическими играми. Нет большего позора для теоретиков геополитики чем превращение геополитического триумфа Сталина в ценностную катастрофу Брежнева. Все сталинские дивизии оказались слабее чем мановение руки папы Иоанна-Павла Второго»  [Волынский А. Re: Програмные требования украинского национализма // http://intertraditionale.kabb.ru/viewtopic.php?f=55&t=3510#p23850].

Вся эта чихарда с особым «евразийский путём» России имеет единственную цель: «… Русские поделятся властью с космополитической элитой этих мегаполисов, как происходит в США, где белые христиане окончательно проиграли цветной коалиции гомосексуалистов и меньшинств» [Волынский А. Re: Евразийство и русскость // http://intertraditionale.kabb.ru/viewtopic.php?f=10&t=3517&sid=7d5d5cca5bac4711b4939412d7b6a3cc&start=30#p24036]; «…Под видом Евразийства будет проведена передача власти космополитичным элитам новых мегаполисов, созданных по новой программе создания агломераций и ликвидации малых городов и деревень. Симуляцией традиционализма и империализма действительно загонят русский этнос в могилу» [Волынский А. Re: Евразийская могила для русских // http://intertraditionale.kabb.ru/viewtopic.php?f=96&t=3558&sid=7d5d5cca5bac4711b4939412d7b6a3cc#p24037].

Да и представитель движения этнических русских, принявших ислам, Вадим Сидоров (Харун ар-Руси) солидаризуется с этим виденьем места и судьбы «России-Евразии» в капиталистической мировой системе: «…Реальное евразийство (по аналогии с «реальным социализмом» в советские времена в пику мечтам об «истинном социализме») – это сырьевой, латиноамериканский, картельно-коррумпированный капитализм, это хищническо-паразитическое государство, обслуживающее его потребности в ресурсах, минимальной инфраструктуре, дешевой и бесправной, асоциальной рабочей силе и это идеология или набор мифов от «русской идеи» до «содружества народов» и «суверенной демократии», обеспечивающих его легитимность в глазах населения. Итак, население этого регионального хозяйственного комплекса (а лучше это все называть именно так, а не «страной» или «государством»), во-первых, уже радикально меняется, во-вторых, судя по вбросам о предоставлении российского гражданства всем желающим гражданам бывшего СССР и о потребностях РФ в 50-70 миллионов мигрантов, будет меняться еще радикальнее… А там, глядишь, вся эта биомасса начнет переплавляться в мулато-евразийцев как органическую опору этой системы. Все это так и будет, и никакой русский национализм, как и ничто русское, похоже, этому уже не помешают. Шансы есть только у Ислама, что в итоге вся эта евразийская Бразилия вдребезги разобьется именно об него» [Сидоров В. Ислам против «евразийства» // http://v-sidorov.livejournal.com/262712.html].

Но для А. Дугина в мировом противостоянии важно именно эзотерическое начало – противостояние Суши и Моря. Россия-Евразия – без сомнений Суша, Континент: «… после освоения Сибири и ее интеграции однозначно совпала с геополитическим понятием Heartland, т.е. «Центральной Земли» континента. Макиндер определял русское Большое Пространство как «Географическую Ось Истории»… С чисто стратегической точки зрения, Россия тождественна … с самим «Мировым Островом» (World Island), т.е. с Евразией … По отношению к России-Heartland все остальные евразийские государства и земли являются прибрежными, Rimland. Россия это «Ось Истории», поскольку «цивилизация» вращается вокруг нее, создавая свои наиболее броские, выразительные и законченные формы не в своем животворном континентальном истоке, но в «береговой зоне», в критической полосе, где пространство Суши граничит с пространством Воды, моря или океана» [Дугин А. Основы геополитики. – М. : Арктогея, 2000. – Часть 3. Россия и пространство. – http://arctogaia.com/public/osnovygeo/geopol3.htm]; «…Геополитически Россия – центр Суши, США – воплощение Мирового острова. Вся геополитическая история мира есть дуэль между этими полюсами – между сухопутным библейским чудовищем Бегемотом (это мы) и морским чудовищем Левиафаном (это они, американцы). Они душат нас, оккупируя береговую зону вдоль морских границ Евразии (стратегия Анаконды) – от Западной Европы через Средиземноморье и Ближний Восток к Индии и Индокитаю. Мы стремимся прорвать блокаду и выйти к тёплым морям. Это длится долгие века: англосаксы (вначале англичане, сегодня американцы) против евразийского концерта наций (ось Москва – Берлин – Париж). Многие войны последних веков – включая две мировые – следствие этой битвы Суши и Моря. Одержав победу над Сушей в «холодной войне», Море хочет нас добить» [Дугин А. Карфаген должен быть разрушен: Антиамериканское большинство // Дугин А. Философия войны. – М., 2004. – http://arcto.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=1287].

Тем самым, Северо-Восточному окоёму Евразии огульно приписываются права «центра» («полюса»), вокруг которого якобы должны вращаться все остальные, составляющие «Мир без Запада» – Китай, Индия, Турция, Евросоюз и т.д. [Сперанская Н. «Мир без Запада», или Завершение эры однополярности // http://www.mesoeurasia.org/archives/9321]. В действительности, у А. Дугина всего лишь аберрация взгляда, вызванная «каботажным плаванием» вокруг своей «береговой линии», известной и не опасной. Русские, как подмечает Алексей Ильинов, занимаются бессмысленно-безумным плаванием на «корабле дураков» и весь мир смешат, вместо того, чтобы заняться большим и нужным делом – строительством «большого русского корабля» [Ильинов А. Re: Государственный антисемитизм как защита // http://intertraditionale.kabb.ru/viewtopic.php?f=55&t=2878&start=90#p20413].

Да, потенциал у России, без сомнения, есть: земли её, её население и её индустриально-технологическое развитие якобы обладают достаточным объемом, чтобы быть базой континентальной независимости, автаркии («… преимущества РФ – налицо. Нам не нужно воевать за жизненное пространство: у нас – огромные неосвоенные толком земли за Уралом. Мы полностью обеспечены углеводородами, у нас – неописуемые запасы минерального сырья, леса, пресной воды, биоресурсов. У нас – как минимум 25 миллионов гектаров пахотной земли, заброшенных за последние 20 лет, с приходом неолиберально-«рыночных» варваров. Мы потенциально можем создать практически полную продовольственную автаркию. Наши валютные запасы – весьма впечатляющи. У русских в распоряжении – серьезный ядерно-ракетный потенциал, который делает невозможным прямую агрессию против нас со стороны любого государства планеты. Если мы его еще вновь сможем поддерживать и совершенствовать – дело в шляпе. Русские все еще могут развивать аэрокосмическую сферу, а это – гарантия для создания более высокого по рангу, нежели ядерно-ракетное, оружия – космического» [Калашников М. Этот страшный русский НС // http://m-kalashnikov.livejournal.com/1223847.html]) и служить основой для полной континентальной интеграции (геополитического «собирания Империи»), превратив «береговые территории», находящиеся под контролем Моря (Англии и США), в своих союзников (т.н. категорический императив стратегического объединения») для противостояния другому Острову – Америке и, тем самым, деления планеты по «биполярному принципу» – на два враждебных Мировых Пространства, ведущих между собой борьбу.

Но это лишь потенциальность, которая, однако, никогда не перейдет в актуальность. Почему? Потому что «… Россия катастрофически неэффективно использует то, чем владеет, не внося соответствующей доли в интеллектуальный и материальный прогресс человечества. По широко распространенному в американских интеллектуальных кругах мнению, Россия собственными руками вычеркивает себя из будущего, поэтому обсуждение «мира без России» сегодня обретает необходимую респектабельность и легитимность. Именно восприятие России как избыточной и ненужной для человеческого прогресса страны, обеспечивает появление планов ее утилизации, будь-то идея купить за ее счет доброжелательность Китая или же план использовать ее как преграду китайской экспансии» [Команда авторов портала Terra America. Новый мир без всемогущества: Реорганизация мирового лидера и перспективы России // http://www.terra-america.ru/novii-mir-bez-vsemogushestva.aspx].

Да и сама Россия идентифицирует себя чуждой всем другим цивилизациям («ни Европа, ни Азия», «ни Запад, ни Восток», идущее еще от П. Чаадаева), которые жаждет «интегрировать», т.е. она им, – в том числе и самим русским, – не мение «Враг», чем далекий заокеанский Американский Остров.

Ведь даже, пророчествует А. Дугин, «…Русская Империя будет зависеть от Евразийской Империи, Новой Империи, стратегические интересы которой будут поставлены выше национально-расовых и конфессиональных интересов восточных православных славян… Иными словами, русские в рамках такой Империи не обретут своего национального государства как политического выражения этнической общности» [Дугин А. Основы геополитики. – М. : Арктогея, 2000. – Часть 4. Геополитическое будущее России. – http://arctogaia.com/public/osnovygeo/geop4-7.htm#4]. Русские в этой визии А.Г. Дугина – не более чем порабощенные, психически сломленные, подневрольные рабы для реализации антиамериканской истерии «евразийской правящей элиты»: «…Если нашим единственным содержанием … будет маниакальный, бескомпромиссный, тотальный, фанатический, безусловный антиамериканизм, если он полностью поглотит наше существо, вытеснит все остальные соображения и мысли, мы найдем способ быть предельно эффективными в реализации наших планов. Русские очень сообразительный и умный народ. У нас еще есть некоторый стратегический запас. Он быстро исчерпывается, но пока еще не все потеряно. Если Римская идея станет нашей единственной общей идеей, если геополитика будет принята и признана как главная дисциплина в армейской подготовке и военном образовании, мы найдем способ дать последний бой» [Дугин А. Карфаген должен быть разрушен: Антиамериканское большинство // Дугин А. Философия войны. – М., 2004. – http://arcto.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=1287].

Вся надежда у А. Дугина сотоварищи – на инспирацию антиамериканизма в общественное сознание («Антиамериканизм является сегодня важнейшей чертой нашей национальной идентичности … » [Дугин А. Карфаген должен быть разрушен: Антиамериканское большинство // Дугин А. Философия войны. – М., 2004. – http://arcto.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=1287], на шаманское камлание: «Смерть Америке!», «Дух Русской (Советской, Евразийской) армии – победи!».

А потому, как верно признает верная соратница А. Дугина, «…Россия всё более удалилась от своего прямого предназначения – быть мостом между Западом и Востоком» [Сперанская Н. «Мир без Запада», или Завершение эры однополярности // http://www.mesoeurasia.org/archives/9321].

Увлёкшись географическим детерминизмом (Суша-Море, «месторазвитие», «синтез Леса и Степи»), А. Дугин именно не видит, что действие мировых сил (образно представленных как Рим, Карфаген, Вавилон, Медина, Иерусалим, Пекин, Дели, Нью-Йорк) разыгрываются не как великая борьба двух континентов, а, собственно, на одном лишь Евразийском континенте, и роль России в этой борьбе – на задворках периферии, она лишь – ресурсное (сырьевое и людское) приложение к их бытию [Кагарлицкий Б. Периферийная империя].

Наивные попытки выстраивания Москвой «геополитических осей» (с Берлином, Токио, Пекином, Тегераном и пр.) завершаются в реальности лишь проложением транспортных линий для выкачивания ресурсов России в пользу «береговых территорий».



Олег Гуцуляк – директор Центра Востока и Запада “Мезоевразия”, 2012

————————————————————————————–

Приложение

Транзитной страны из России уже не выйдет

Мечта о транзитных заработках — утопия, которая будет нам дорого стоить

Владислав Иноземцев

На протяжении последних десятилетий российская политическая элита пестует идею использования нашей страны — огромной «евразийской» державы — в качестве «соединительной скрепы» между Западом и Востоком, Европой и Азией (см. «Освоение страны», «Ведомости» от 20.11.2012; редакционную статью «Проектный принцип», 21.11.2012). Считается, что транзитный потенциал может стать важным геостратегическим преимуществом России, если потребности остального мира в ее природных ресурсах сократятся, а производить что-либо конкурентоспособное мы так и не научимся. Отсюда и возникает мечта о транзите — почти единственном варианте использования гигантской территории, которую обеспечили России труды наших отцов.

Конечно, можно ответить на это, что территория — такой же наркотик, как и ресурсы, что давно уже благополучие государств не зависит от их размеров и что ни в одной стране мира транспорт не обеспечивает значительной доли валового продукта (за исключением, например, Сингапура или Греции, для которых эта специализация довольно традиционна). Но хотелось бы подойти с другой стороны — с той, которая показывает не столько невозможность, сколько неспособность России стать значимой транзитной державой XXI века. Виноваты в этом только мы сами. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на главные методы предполагаемого транзита — железнодорожный, морской и авиационный.

Дорожка вьется

Начнем с железной дороги. Россия — великая железнодорожная держава: по ее территории проложено 87 200 км железных дорог, а перевозится по ним 1,24 млрд т грузов ежегодно. В нашей стране расположена и самая длинная дорога в мире — знаменитый Транссиб, протянувшийся на 9288 км. Казалось бы, что еще нужно, чтобы стать явным лидером по перевозкам? На самом деле — много.

Восточная Азия в последние десятилетия стала одним из главных центров мировой экономики — и формировался этот центр с явным прицелом на экспорт. Основные районы промышленного производства в Азии тяготеют к океанскому побережью и крупным портам. По итогам 2011 г. отправки товаров только из Японии, Южной Кореи и Китая в страны ЕС и обратно составили 960 млн т — причем эта цифра была вдвое меньше всего девять лет назад; 97,6% этого потока грузов прошло через Суэцкий канал. За проход по нему судоходные компании разных стран заплатили Египту более $5,1 млрд (1,0% ВВП Египта по состоянию на прошлый год). Среднее время транспортировки составило 35-45 дней (если рассматривать в качестве основных портов в Азии Пусан и Шанхай, а в Европе — Роттердам и Гамбург), а средняя стоимость доставки 20-футового контейнера — $2200. Что может противопоставить Россия этому главному коридору мировой торговли? Прежде всего те же Транссиб и БАМ, пропускная способность которых составляет около 100 млн т в год и практически исчерпана. Транзитные грузы в этом потоке занимают около 10% общего объема перевозок и, если сравнивать их масштаб с морским трафиком, обеспечивают не более 1% оборота европейско-азиатской торговли. Движение тут довольно медленное (согласно недавнему отчету РЖД в 2011 г. средняя скорость грузовых составов с учетом всех операций на станциях составила 247 км в сутки против более 1000 км в КНР), что соответствует общему времени в пути не менее 25 дней. Цена перевозки того же 20-футового контейнера составляет около $4000 и постоянно растет. При этом на данном направлении перевозят в основном промышленные товары, не слишком подверженные порче, и срок транспортировки намного менее значим, чем ее цена. РЖД уже заявила о намерении модернизировать Транссиб и БАМ, развязать узкие места и увеличить транзит не менее чем на 20 млн т в год, т. е. втрое (как бы с 1 до 3% общего грузопотока). На это монополия в этом году потребовала у государства более 1,1 трлн руб., или $37 млрд. Допустим, эти деньги будут выделены. Но, во-первых, увеличение потока состоится не ранее 2025 г. — а при нынешних темпах роста грузооборота возросший объем перевозок все равно не выйдет за рамки 1% общего товарообмена. Во-вторых, чтобы перевезти те же грузы морем, нужно 30-35 сухогрузов дедвейтом 100 000-120 000 т каждый (если считать, что они могут делать по пять челночных рейсов в год). Каталожная цена такого судна — около $100 млн. Значит, нарастить морской грузопоток обойдется в среднем в 10 раз (!) дешевле, чем сухопутный. В-третьих, суммарная выручка морских грузоперевозчиков на маршрутах ЕС — Юго-Восточная Азия в 2011 г. составила $84 млрд. Простой подсчет показывает, что 1% этой суммы — $840 млн. Если бы вся выручка была чистой прибылью, проект РЖД окупался бы 40 лет. А поскольку такого не бывает, то это означает, что он не окупится никогда. И в нормальной стране демагогические аргументы в пользу проекта давно были бы забыты…

Тем более что существует и еще одна проблема — конкуренция других сухопутных трасс. Сейчас в КНР быстро развивается новый промышленный район, граничащий с постсоветской Средней Азией. Здесь много рабочей силы, сюда поступает углеводородное сырье из Казахстана и Туркмении; экономика Синьцзяня к 2025 г. превысит по размеру ВВП всех стран Средней Азии. Но производимые тут товары не вывезти морем: до него 4000 км, а до Европы — менее 6000. И это значит, что новый коридор из Китая на Запад пройдет через Среднюю Азию, а не через Россию (быть может, затронет немного Астраханскую и Ростовскую области, но не более). Этот «новый шелковый путь», который может состоять не только из железной дороги, но и из автомобильной, выгоднее любого сибирского. И можно быть уверенным, что он будет проложен раньше, чем РЖД модернизирует Транссиб. Поэтому выгод от сухопутного транзита через свою территорию ни сегодня, ни в будущем Россия не добьется. Я не говорю о самых острых приступах фантазии в виде мечты о скоростных железных дорогах: их стоимость такова, что французская компания La Poste отказалась от скоростных поездов, закупленных в 1970-х гг. для перевозки почты, по причине запредельной цены — а что уж говорить о прочих, более тяжеловесных и менее скоропортящихся грузах?

От Москвы до северных морей

Но российские власти имеют отнюдь не один только план в отношении транзита. Россия обладает еще одним уникальным транспортным коридором, кроме сибирского: вдоль северных берегов страны проложен арктический морской путь, активно использовавшийся в советское время для обеспечения потребностей северных регионов. Северный морской путь (СМП) — самый короткий транзитный коридор между Азией и Европой: его протяженность составляет 7600 морских миль, в то время как путь через Суэцкий канал — 15 700 миль, а вокруг Африки — 18 300. Около 4100-4300 миль пути обычно покрыты льдами, их преодоление занимает 15-20 дней. Оживление СМП — еще один «большой проект» российских властей. Специалисты полагают, что путь станет конкурентоспособным в случае, если средняя скорость проводки кораблей составит хотя бы 9 узлов. Согласно государственной программе «Развитие судостроительной промышленности» к 2030 г. предполагается спустить на воду до 50 ледоколов общей стоимостью более 1,2 трлн руб., т. е. почти $40 млрд. Но тут снова возникает вопрос: в самом «успешном» 1987 году по СМП было перевезено 6,6 млн т грузов, а к началу 2000-х гг. объем перевозок сократился до 1,6 млн т. Оптимистические прогнозы российских транспортников предполагают довести перевозки до 50 млн т за период 2012-2020 гг. (их реалистичность можно оценить, если учесть, что в 2011 г. было перевезено 2,2 млн т) и, вероятно, до 15-20 млн т в год к 2030 г. Этот показатель сопоставим с ожидаемым объемом транзита по железнодорожному пути — но здесь нужно учитывать два фактора. Во-первых, сопутствующие затраты не менее значительны, и, как и в случае с железной дорогой, ежели они вдруг не окупятся, их придется списать — нигде больше нет потребности в кораблях такого класса, за исключением Норвегии и Канады, но в этих странах отсутствуют сопоставимые по амбициозности программы развития северных транспортных магистралей. Во-вторых, это планы — а реальность такова, что в 2009 г. по этому коридору прошли только два (!) коммерческих судна, а в 2011-м — 34 (для сравнения: через Суэц ежегодно следует до 19 000 кораблей). Хотя объемы транзита и растут (к концу октября 2012 г. по СМП прошло 38 судов), прогнозировать их экспоненциальный всплеск затруднительно — прежде всего потому, что значительная часть грузов, которую предполагали проводить по данному маршруту, была связана с исследованием месторождений полезных ископаемых арктического шельфа — а самое большое из них, Штокмановское месторождение газа, уже признано неэффективным для разработки. Если же российские компании так и не смогут насытить СМП перевозками, то сюда не придут и иностранные фирмы.

При этом надо иметь в виду и еще кое-что. Средние зимние температуры в Арктическом регионе достигают минус 29-32 градусов Цельсия, а среднегодовые составляют минус 9-12 градусов. Между тем хотя из Азии в Европу везут не бананы и цветы, но значительная часть сложной техники, бытовой электроники и компьютерного оборудования не слишком приспособлена к таким температурным испытаниям. Поэтому может статься, что выигрыш в цене перевозки сведется на нет необходимостью удорожания упаковки или использованием рефрижераторных судов. Но как бы ни пошло развитие этого направления, итог остается прежним: Россия не сможет стать значимым игроком в морских перевозках, используя СМП. Казалось бы, что может быть проще: нужно создать мощных морских грузоперевозчиков, своего рода российские Evergreen или Maersk, закупить современные суда и развивать океанские перевозки, конкурируя с другими компаниями, например, за счет дотирования цен на энергоносители. Здесь государству было бы где разгуляться: можно создать компанию мирового класса с вполне ликвидными активами, работающую на свободном рынке, со значительной капитализацией… Но мы хотим торговать не компетенцией и управленческими умениями, а территорией или водными пространствами. А это сложно — особенно если учесть, что свободу коммерческого мореплавания еще никто не отменял.

А вместо сердца пламенный мотор

Если земля российская не слишком обустроена для перевозок, а моря скованы льдами, остается еще воздух. Он-то везде одинаков и везде приемлем для передвижения. Однако здесь нынешние провалы еще заметнее, чем на земле и на море.

Всего двадцать с небольшим лет назад Советский Союз был великой авиационной державой, а «Аэрофлот» — крупнейшей авиакомпанией мира. Сегодня все отечественные авиаперевозчики обслуживают меньше пассажиров, чем один ирландский бюджетник Ryanair, а транзитный потенциал страны исчерпан практически полностью. Конечно, географию не обманешь, и через наше небо пролетают cотни воздушных судов в день, принося российской казне (а точнее, почему-то «Аэрофлоту») до $480 млн роялти ежегодно. Но основные выгоды от авиаперевозок страны получают не с неба, а с земли — и раньше Советский Союз активно пользовался этим, обеспечивая обслуживание и дозаправку самолетов. Но потом необходимость в промежуточных посадках отпала, показав, что где бы в мире ни имел место технологический прогресс, нашей стране он не идет на пользу. Сегодня для получения значимых прибылей нужно, чтобы пассажиры использовали наземную инфраструктуру, а еще лучше — чтобы их обслуживал твой собственный перевозчик. Это поняли практически во всех столицах мира — но не в Москве. Одним из первых такая мысль пришла в голову нашим «естественным конкурентам» — нефтедобывающим странам Персидского залива. С 1995 по 2010 г. пассажиропоток компании Emirates вырос в 12,3 раза, а Qatar Airways — более чем в 20 раз. Как по мановению волшебной палочки, в аравийской пустыне выросли современные аэропорты, причем местные шейхи не изобретали велосипед, а просто заказали проекты в Европе, а рабочих для их постройки — в Пакистане и Индии. С 2009 г. авиакомпания Emirates занимает первое место в мире по пассажирокилометрам перевозок на международных рейсах, а ее главная база — новый аэропорт Аль-Мактум, открытый летом 2010 г., рассчитан на 160 млн пассажиров в год, что на 78% больше, чем пропускная способность бывшего прежде крупнейшим в мире аэропорта Атланты и в 3,4 раза больше пассажирооборота всех аэропортов России за 2009 г. В последние годы к арабам присоединяются и турки — так, аэропорт Стамбула, вплоть до начала 2000-х гг. обслуживавший в основном местных клиентов, стал одним из важных транзитных узлов, занявший 12-ю строчку в списке самых оживленных пунктов пересадки (в 2011 г. более 80% пассажиров, прилетавших в этот город, использовали его как пункт пересадки. Россия, заметим, в последние годы не сделала ровным счетом ничего для привлечения авиапассажиров. «Аэрофлот», наша главная авиакомпания, предлагает крайне высокие цены, при этом в стране нет ни одного современного хаба: Москву обслуживают три аэропорта с крайне неудобными путями сообщения между ними, Санкт-Петербург — два, не менее плохо связанные между собой. По данным IATA, российские компании перевозят в качестве транзитных не более 10% пассажиров, причем подавляющее большинство из них направляются в республики бывшего СССР, не имеющие в ряде случаев прямого сообщения с многими городами мира. При этом Россия не предприняла никаких усилий для использования своих зауральских территорий для авиационного транзита: разговоры о создании крупного пересадочного узла в Новосибирске так и остались разговорами, а перелеты из Америки и Европы в Азию через Северный полюс и Восточную Сибирь остаются рискованными, так как проект северного воздушного моста, инициированный в свое время бывшим красноярским губернатором Валерием Зубовым, так и остался проектом. Сегодня по этому коридору осуществляется не больше 600 рейсов в месяц, и самолеты часами летят без навигации, как над океанами. Россия могла бы создать на Крайнем Севере нормальные диспетчерские станции и довести число полетов до 120 000-150 000 в год — но нам привычнее мечтать о Транссибе или Севморпути, чем о станциях слежения или новых аэропортах. Поэтому $3 млрд ежегодных сервисных сборов нашу казну в ближайшее время вряд ли пополнят. Что, увы, уже не удивительно.

Транзитной страны из России не выйдет

В современном глобализированном мире транспорт и логистика играют важную и растущую по своей значимости роль. Россия, лидеры которой так любят рассказывать своему народу сказки о «вставании страны с колен», сегодня почти не участвует в формировании и развитии этого рынка. На протяжении 2000-х гг. доля морского транспорта в общем объеме международных перевозок превысила 80% — а Россия фактически утеряла остатки своего торгового флота (к 2010 г. на ее долю приходилось лишь 1,1% мирового тоннажа гражданских судов, а объемы перевозок морским транспортом в 2011 г. сократились на 23% (!) по сравнению с 2010-м). С 1990 по 2010 г. объем пассажирских авиаперевозок рос почти на 8% в год, а транзитных — на 14% ежегодно; России удалось остаться вне этого тренда: страна не производит конкурентоспособных лайнеров и не имеет современной аэропортовой и аэронавигационной инфраструктуры. Да и кто рискнет летать там, где удельное число жертв авиакатастроф превышает в последние годы африканские показатели? В результате все, что нам остается, — это мечтать об экзотических путях сибирского и северного транзита, которые даже при самом оптимистическом сценарии способны оттянуть на себя до 1% торговых потоков между Европой и Азией, и то лишь в случае, если в эти проекты будут инвестированы десятки миллиардов долларов, возвратность которых вызывает очень много вопросов.

Так что, пожалуй, нашим властям надо бы задуматься о каком-то другом способе обеспечения успешности доставшейся им страны. Как говорил в известной ситуации Остап Бендер, «графа Монте-Кристо из меня не вышло, придется переквалифицироваться в управдомы». Транзитной страны из России не вышло — и уже не выйдет: ниша эта занята давно и прочно. Так что от маниловщины надо отказываться и в очередной раз подумать: может быть, основное богатство страны в ее людях, а не в недрах или территории? А пока такого изменения мышления не случилось, мечты о транзите будут оставаться зеркалом российской политики.

Владислав Иноземцев — директор Центра исследований постиндустриального общества

http://www.vedomosti.ru/newsline/news/6598051/tranzita_ne_vyjdet

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • BobrDobr
  • LinkedIn
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
  • Yahoo! Buzz
  • Add to favorites
  • Live
  • MSN Reporter
  • Print

Коментування вимкнено

  • я

    автор, а автор

    а вот почему бы тебе не дублировать свои посты в бложеке poslezavtra.be ты вроде адекватный и интересный. а туда хоть народ нет-нет заглядывает. а про твой стэндэлон я ваще впервые слышу. няша, дублируй адекватные посты на всех доступных площадках. ты же не упоротый пургиноид какой-нибудь. тебе все будут боле-мене рады. <3