Олег Гуцуляк: Почему Украина выбрала Европу, а не Россию

В представлении гностического, жизнененавистнического сознания Украина – униженная и оскорбленная мужским прагматизмом, презрением, социальным позором, экономической подоплекой, низведенная до уровня блудницы, «Падшей Софии», «изгнанной Шехины». В русском неоимперском сознании Украина воспринимается именно как «бордель Европы» (В. Ешкилев [Єшкілєв В. Ідеальна У. – Івано-Франківськ: Видавець І.Я. Третяк, 2007. – 164 с.]; М. Медоваров: «… Вряд ли что-то хорошее ждёт Киев – столицу восточноевропейской проституции» [Медоваров М. Re: Антисемитизм и антииудаизм: трагедия человечества // http://intertraditionale.kabb.ru/viewtopic.php?f=9&t=752&st=0&sk=t&sd=a&start=590#p18787]). В представлении гностического, жизнененавистнического сознания Украина – униженная и оскорбленная мужским прагматизмом, презрением, социальным позором, экономической подоплекой, низведенная до уровня блудницы, «Падшей Софии», «изгнанной Шехины». В русском неоимперском сознании Украина воспринимается именно как «бордель Европы» (В. Ешкилев [Єшкілєв В. Ідеальна У. – Івано-Франківськ: Видавець І.Я. Третяк, 2007. – 164 с.]; М. Медоваров: «… Вряд ли что-то хорошее ждёт Киев – столицу восточноевропейской проституции» [Медоваров М. Re: Антисемитизм и антииудаизм: трагедия человечества // http://intertraditionale.kabb.ru/viewtopic.php?f=9&t=752&st=0&sk=t&sd=a&start=590#p18787]).

Но, в действительности, этим Украина представляет еще одно проявление сакрального достоинства – роль  «мастерицы любви», «кудесницы» (от семит. «кудесах» – «гетера, храмовая служница»). Она реализует древнеарийский архетип «Тилоттамы» – апсары, небесной нимфы, которую божественный зодчий Вишвакарман сотворил из лучших частей всего сущего, что отражено в самом её имени (Тилоттама – «лучшая часть»). Считается, что в результате она была сотворена совершенно идеальной – лицо, пропорции тела, голос и т.д. Превосходящая своей рукотворной красотой всех женщин, она стала объектом любви, практически всех божеств и демонов. Жертвой этой красоты стали братья-асуры Сунда и Упасунда – до того момента неразлучные и делившие и кров, и пищу и постель. Поскольку ни один из них не захотел уступить красавицу другому, они схватились за свои боевые палицы и убили друг друга. Согласно истории, изложенной в «Махабхарате», Шива, сраженный красотой Тилоттамы, не мог оторвать от неё глаз, когда она с почтением совершала прадакшину вокруг него – поэтому он последовательно манифестировал свои пять ликов – четыре по сторонам света, и один верхний – из которых и изошли шесть амнай Каула Дхармы. Присутствовавшая там же Парвати, супруга Шивы, приревновала его к Тилоттаме, и обхватила его руками, закрыв глаза. В следующий миг мир погрузился во тьму, т.к. весь мир существует только в сознании Шивы, освещаемый его взором. Поэтому Шиве пришлось манифестировать третий глаз во лбу, чтобы Вселенную снова осветил свет его взгляда. Согласно «Падма пуране», в предыдущем рождении Тилоттама была уродливой вдовой по имени Кубджа («горбатая, скрюченная»). В течении восьми лет она выполняла надлежащие ритуалы и завершила их обрядом Магха пуджи на пятнадцатый день третьего лунного месяца. Это обеспечило ей перерождение в облике Тилоттамы, превосходящей своей красотой всех живущих.

Не удивительно, что комплекс самой украинской нации можно определить именно как «комплекс иерогамии» — «желание священного брака», жажда «у-Закониться», «у-краятся» в Традиции . Он имеет истоки в архитепическом индоевропейском: «… В системе индуистской тантры единение Бога и Богини в экстатическом наслаждении означает союз мужской и женской энергий на психическом и физиологическом уровнях практикующего. Этот «мистический брак» или, в традиционных терминах, «махасукха» (великое блаженство), позволяет достичь высших уровней сознания, а также в большей мере реализовать духовный и психический потенциал человека. На мой взгляд, именно интеграция божественных принципов мужского и женского архетипов лежит как в основе индуистской и буддийской тантры, так и в основе современного язычества» [Рейнольдс Д. Мирдин. Викка и Тантра // http://intertraditionale.kabb.ru/viewtopic.php?f=9&t=715&sid=cba0c1aead5351f94f06c1e228b069aa].


В социально-культурном плане «жажда иерогамии/священного брака» – это поиск компромисса в противоречии между нереалистичной, казалось бы, сущностью великой объединяющей Правды и императивной потребностью, неукоснительной нуждой в ней [Тамарченко Е. Идея Правды в “Тихом Доне” // Новый мир. – М.,1990. – № 6. – С. 244]. Именно эта жажда проявилась в поисках суверена Украиной как в политической плоскости (Москва, Варшава, Стокгольм, Берлин, Вашингтон, Брюссель), так и культурной (КонстантинопольМосква, “психологическая Европа”, Нью-Йорк), бросание к противоположным «берегам духа» (Дм. Чижевский  [см.: Кримський С.Б. Дмитро Чижевський про національне визначення історико-філософського процесу в Україні //  Філософська думка. – 1998. – № 3. – С. 104; заг. – С. 103-110]), то к окцидентальному ordo (упорядочивание жизни и мысли), то к ориетальному «орда» (своеволие – тирания жизни и мысли).

Отсюда же поиски «украинскости» в самых различных Традициях: в тризубах Атлантиды, иероглифах Шумера и Китая, чубах-«оселедцях» на фресках египетских пирамид, в лексемах этрусского и пелазгийского языков, а также обнаружение параллелей арийским символам и буддистским позам на украинских вышивках и изображениях казака Мамая (благо, и опыт предыдущий есть – поиски украинско-казацкой идентичности в роксоланах-сарматах и хазарах [Кресін О. Сарматизм український  // Мала енциклопедія етнодержавознавства / Від.ред., керівн. Автор. Колект. Ю.І. Римаренко. – К : Генеза ; Довіра, 1996. – С. 136; Кресін О. Хозаризм (Козаризм) український  // Мала енциклопедія етнодержавознавства / Від.ред., керівн. Автор. Колект. Ю.І. Римаренко. – К. : Генеза ; Довіра, 1996. – С. 166 – 168]). Компендиум этаких исканий осуществила журналист ТВО «Ника» Мирослава Збожна в телефильме «Иррациональные миры сновидений».

Правда, до сих пор эти поиски встречены украинской общественностью в массе своей без того энтузиазма, который сопровождал как в Германии первых двух десятилетий ХХ века аналогичные «открытия» индогерманских (арийских) следов. Обусловлено это неприятие именно тем, что украинское общество не желает пребывать в жёстких континуально-логических всеобщих обязательствах (в том числе “праарийских”, “общеславянских”, “общерусских”, “советских” и даже “соборно-украинских”).  Оно скорее всего готово принять (как в «браке») и осмыслить в себе все тенденции мирового духовно-культурного развития (эволюционировать и обогащаться по принципу народной сказки “Кто-кто в домике живет?” – то есть развиваться и дополнятся новым, не отказываясь от старого) – и западноевропейскую философию, и православный исихазм, и афроамериканские ритмы, и латиноамериканские сериалы, и индийскую религиозную практику, и юнгианскую соционику, и ультраправый национализм (как украинский, так и в форме “рашизма”), и космополитические тенденции информационной эры и т.д. Этим Украина «… возносит себя (опять «вертикаль»! — О.Г.) к значению Эдема Свободы» [Єшкілєв В.Л. Герменевтика російської ойкумени  // Точка зору. – 1997. – № 1. – С.  6], «… Украина –  … сущий эдем. Естественно, что населяют его люди, во всех отношениях первобытные – по обычаям, морали и культуре… наивна примитивность украинской жизни – та цена, которую народность платит за близость к древнерусским корням … У Гоголя … второй редакции «Тараса Бульбы» … «… Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в Русской земле, не было таких товарищей»: имеется в виду, конечно, не Великороссия, а Русь, сохранившаяся только на Украине…» [Назаренко М. Сокращенный рай: Украина между Гоголем и Шевченко // Новый мир. — 2009. — № 7. — С.163].
Но и поэтому Украина, будучи потенциально готова выбрать себе супруга, этот выбор сейчас сделала. Однозначно – Европа. Однозначно – не Азиопа.

Как бы это бы не казалось странным, в этом она совершает выбор, аналогичный выбору Менелая! В трагедии Еврипида «Елена» зафиксировано представление о том, что Троянская война велась не за настоящую Елену, а за сфальсифицированный богами клон (“призрак”). В конце трагедии боги, клонировавшие Елену, открывают Менелаю свой замысел и ставят его перед выбором: кого признать женой – настоящую или её клон. Перед Менелаем стоят две тождественные жены, притом, что одна заявлена как «истинная», а другая как «ложная». И Менелай отдает предпочтение «ложной» Елене. На мольбу же «истинной» признать ее в качестве непорочной жены царь отвечает в том смысле, что глаза его не могут различить, а ум решить бессилен. Поэтому он оставляет за собой ту, что была предметом его многолетних чаяний, страданий, ратного труда и кровопролития: «Не прогневись: трудов своих обузе я верю больше, чем тебе, жена» [Еврипид. Трагедии / Пер. с др.-греч. И. Анненского, С. Шервинского ; вступ. ст. и коммент. В. Ярхо. – М.: Худож. литература, 1969. – Т.2. – С. 106; 719 с]. Данный пример показывает, что при всей схожести и даже тождестве сличаемых объектов они не идентичны. Елены не равны друг другу в силу того, что Менелай определенным образом вложился в одну из них, а именно в ту, кто стала для него предметом душевных переживаний.

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • BobrDobr
  • LinkedIn
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
  • Yahoo! Buzz
  • Add to favorites
  • Live
  • MSN Reporter
  • Print

Залишити відповідь